July 14th, 2016

Баллада о шедевре

         
У многих в пылу эстетических чувств
Мозги повреждаются тяжко...
В одной галерее изящных искусств
Лежала, простите, какашка.

Откуда взялась в обиталище муз
Она среди строгого зала?
Ну, мало ли с кем приключился конфуз…
Короче:  какашка лежала.

Подобные случаи - сущий афронт.
Но вышла нежданная прелесть –
Какашку узрел креативный бомонд,
И тут шестерни завертелись:

Эксперты её приводили в пример,
Как яркую веху прогресса,
О дерзком прорыве за новый барьер
Писала свободная пресса,

Стилисты затеяли модный флэшмоб
В коричнево-бежевом тоне,
Эстеты задумчиво морщили лоб
И делали сэлфи на фоне.

Затем учредили общественный фонд
На почве поддержки шедевра,
Куда креативный столичный бомонд
Пожертвовал кровные евро.

Магнаты устроили светский приём,
Вонзив в ситуацию коготь,
Где в центре был стол и скульптура на нём
С табличкой «Руками не трогать!»

Но в самый разгар вдохновенных речей
Внезапно случилась промашка –
Какой-то ребёнок, неведомо чей,
Воскликнул: «Смотрите – какашка!»

Растерянно замер наполненный зал,
На ком-то взопрела рубашка,
А дерзкий ребёнок рукой указал
И снова добавил: «Какашка!»

И как-то угас вдохновенья накал,
И гости глядели угрюмо,
Тем более, запах шедевра витал
Над флёром крутого парфюма…
           
© Андрей Шигин

Кошмар

               
Вкус правды бывает и горек,
Но можно разбавить вином…
Один либеральный историк
Однажды рехнулся умом.

Он часто по собственной воле
Менял в документах слова,
И где-то зачёркивал нолик,
А где-то приписывал два.

Но сбой приключился в процессе,
Нарушив привычный уют -
Фальшивые жертвы репрессий
Ночами уснуть не дают.

Они бесконечным потоком
Встают из бумажных могил
И молвят наотмашь жестоко:
"За что ты нас, сука, убил?"

Бедняга от криков и стонов
Пытается скрыться под стол,
Но жертв шестьдесят миллионов,
А может быть, даже и сто -

Идут и идут вереницей...
В окне громыхает гроза.
А с полки глядит Солженицын,
И бесы хохочут в глазах.

© Андрей Шигин